Назад

1998 ВЕСТНИК НОВГОРОДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА № 9


А.В.Жуков
 
Развитие лингвистических идей в.п.жукова: единство теории, методологии и практики
 

In short and systematized mode there are stated phraseological and paremiological conceptions of Professor Vlas Platonovich Zhukov during 40 years of his scientific work. Development of the scientists linguistic ideas is estimated as the inherent unity of theory, methodology, and lexicographic practice.

Научная деятельность профессора Власа Платоновича Жукова (1921—1991) охватывает значительный отрезок времени — с 1949 по 1991 год, т.е. более сорока лет.
В 50-е годы в центре внимания исследователя — синтаксические и морфологические свойства фразеологизмов, в первую очередь глагольного типа. Данный период, который условно можно обозначить как грамматический, отмечен написанием и защитой кандидатской диссертации [1], публикацией ряда новаторских статей.
Итогом научных поисков В.П.Жукова в 60-е годы явилась докторская диссертация, в которой предпринято широкомасштабное сопоставительное исследование фразеологизма и слова [2]. Этот этап логично назвать лексико-фразеологическим, с одной существенной поправкой: в эти же годы ученый создает и уникальный паремиологический труд — Словарь русских пословиц и поговорок [3].
Для 70-х годов характерен пристальный интерес В.П.Жукова к семантической проблематике: знаковым свойствам компонентов, классификации фразеологизмов по степени их смысловой неразложимости, соотношению мотивировки и выводимости, устойчивости и вариантности и др. В концентрированном виде все это подытожено в книге Семантика фразеологических оборотов [4]. Назовем этот период семантическим.
80-е годы знаменуют собой этап напряженной и плодотворной лексикографической работы В.П.Жукова. В итоге создано два оригинальных фразеологических словаря — школьный и синонимический [5, 6]. Одновременно ведется работа над 4-м изданием пословичного словаря [7]. Этот период можно назвать фразеографическим.
Разумеется, предложенная периодизация в какой-то мере условна, ибо для научного стиля В.П.Жукова всегда было свойственно единство лингвистической теории и лексикографической практики. Вместе с тем данная периодизация намечает творческие приоритеты ученого на протяжении сорока лет научной деятельности.
Фразеологическую концепцию В.П.Жукова, чрезвычайно емкую и глубокую по своему содержанию, трудно представить в виде совокупности кратких тезисов, без неизбежных в этом случае упрощений и ограничений. Вместе с тем к исходным положениям этой концепции необходимо, на наш взгляд, отнести следующие:
1. Фразеологизм — это качественно новое, самостоятельное явление системы языка, отличное как от слова, так и от словосочетания, хотя и соотносимое с ними в плане содержания и в плане выражения. Основными признаками фразеологизма являются: а) воспроизводимость по образцу сочинительных или подчинительных словосочетаний (непредикативного или предикативного характера), б) смысловая неразложимость (идиоматичность), в) раздельнооформленность (компонентный состав) и г) сочетаемость со словом.
2. В смысловой структуре подавляющей части фразеологизмов их актуальное значение резко противопоставляется этимологическому значению. Благодаря этимологическому, буквальному значению создается образный план идиомы, ее внутренняя форма, которая так или иначе проецируется на актуальное значение фразеологической единицы (ФЕ), в той или иной мере мотивируя его.
3. Компонент фразеологизма, таким образом, одновременно существует в двух измерениях: на фоне актуального значения он воспринимается как деактуализованное слово (словоформа), а на фоне этимологического значения ФЕ компонент выступает как полноценное слово. Вместе с тем и на уровне этимологического значения компонент испытывает определенные ограничения, что особенно наглядно проявляется в вариативных свойствах компонентов ФЕ (ср.: перебегать дорогу (путь?), блуждать (бродить) (ходить?) в потемках).
4. Фразеологическое значение является особой семантической категорией языка. Оно соотносится с лексическим значением слова, но не совпадает с ним по многим лингвистическим признакам. Так, в составе многих производных слов доли участия корневой морфемы и аффиксов в образовании целостного лексического значения неодинаковы: предметно-понятийное значение определяется корневой морфемой, словообразовательное и категориальное — аффиксами. Роль компонентов в формировании общего фразеологического значения, как правило, принципиально одинакова. Различна также функция внутренней формы в слове и во фразеологизме: в большинстве случаев внутренняя форма фразеологизма не является частью его содержания (в отличие от слова). По этой причине мотивировка и выводимость у фразеологизма соотносятся иначе, чем у слова.
5. В системе воспроизводимых и идиоматичных средств фразеологизмы граничат, с одной стороны, с фразеологическими сочетаниями, а с другой, — с пословицами, поговорками и пословично-поговорочными выражениями. Хотя в пограничных зонах возможны явления переходного, промежуточного характера, в целом фразеологизмы принципиально отличны по ряду существенных языковых свойств как от фразеологических сочетаний, так и от пословиц и поговорок.
6. Противоречивая природа компонентов фразеологизма обнаруживается в его знаковости, т.е. в остаточных или приобретенных семантических свойствах — лексических, грамматических, стилистических и др., что связано с неравномерностью процесса деактуализации.
7. Существенным семантическим признаком фразеологизма является оценочность, оказывающая влияние как на номинативные, так и на категориальные свойства ФЕ. С усилением оценочности, как правило, заметно сдерживаются категориальные (морфологические и синтаксические) свойства оборотов.
8. К числу важнейших характеристик фразеологизма относится налагаемость, т.е. противопоставленность идиомы буквальному словосочетанию такого же состава. Налагаемость противоречиво и вместе с тем органично связана с другими важными параметрами ФЕ: идиоматичностью, оценочностью, семантической остаточностью, вариантностью и др. С учетом диалектического взаимодействия названных характеристик может быть построена более гибкая и, следовательно, более объективная семантическая классификация фразеологизмов, включающая не два традиционных типа единиц (фразеологические сращения и единства), а пять.
9. Подавляющей частью фразеологизмы русского языка восходят к свободным словосочетаниям аналогичного состава (т.е. являются налагаемыми) и формируются на базе слов с прямыми, а не переносными значениями (ср., например: жевать мочало, зарезать без ножа). Переносные значения, как правило, возникают у слова в сочетании с другим словом, имеющим в свою очередь отвлеченный или же фигуральный, метафорический смысл (ср., жевать фразу, зарезать критикой). В составе большинства фразеологизмов процесс фразеологизации протекает при иных языковых условиях, исключающих появление у компонентов спонтанных переносных значений. Чаще всего такие значения носят системноприобретенный, вторичный характер.
10. Фразеологический оборот, будучи раздельнооформленной и одновременно семантически целостной единицей, представляет собой внутренне противоречивое образование. Одни свойства сближают фразеологизм со словом, а другие — со словосочетанием. На почве конфликта содержания и формы фразеологизма возникают переходные фразеологические явления.
Э в о л ю ц и я т е о р и и В.П.Жукова состоит, во-первых, в обогащении самой концепции новыми идеями; во-вторых, в углублении отдельных базовых формулировок; в-третьих, в уточнении и коррекции важнейших постулатов; в-четвертых, в привлечении и анализе нового языкового материала; в-пятых, в коррекции лингвистической теории в лексикографической практике; в-шестых, в совершенствовании методики исследования.
Движение творческой мысли ученого, пожалуй, нагляднее всего проследить на примере эволюции базового понятия фразеологизма.
Если в 50-е годы В.П.Жуков в целом придерживается традиционной точки зрения, изложенной в классических трудах акад. В.В.Виноградова (правда, при этом делает симптоматичную оговорку, что грамматический анализ сказуемого строится в диссертации на наиболее типичных устойчивых словосочетаниях, а именно на фразеологических сращениях и фразеологических единствах [8]), то в 60-е годы в его работах выкристаллизовывается базовое определение фразеологизма, так или иначе уточняемое в дальнейшем. Под фразеологизмом разумеется устойчивая раздельнооформленная единица языка, состоящая из компонентов, имеющая целостное (или по крайней мере общее аналитическое значение) и в коммуникативном отношении, как правило, не составляющая законченного предложения. При этом существенная добавка, что компонент в нашем понимании, — это составная часть фразеологизма, которая не обладает основными свойствами слова... [9], внешне, казалось бы, заметно сближает точки зрения В.П.Жукова и А.И.Молоткова. В действительности понимание природы фразеологизма и компонента у названных ученых во многом глубоко различно. И своего рода демаркационной линией, резко разделяющей эти концепции, является принципиально разное понимание сущности компонента фразеологизма. Особенно ярко это проявилось в статье О смысловом центре фразеологизмов [10] и в докторской диссертации. В окончательном, наиболее полном и совершенном виде компонентная теория представлена в статье О знаковости компонентов фразеологизма [11]. Данную работу следует оценить как этапную в научной эволюции В.П.Жукова, определившую начало изучения переходных фразеологических явлений в русском языке.
Скорректированное компонентной теорией, определение фразеологизма В.П.Жукова выглядит следующим образом: Ф р а з е о л о г и з м — это воспроизводимый в речи оборот, построенный по образцу сочинительных или подчинительных словосочетаний (непредикативного или предикативного характера), обладающий целостным (или реже — частично целостным) значением и сочетающийся со словом.
Фразеологизм возникает тогда, когда, по крайней мере, два слова (чаще знаменательных), участвующих в его формировании, оказываются семантически преобразованными в такой мере, что полностью или частично утрачивают собственное лексическое значение. Сказанное вместе с тем означает, что между фразеологизмами и нефразеологизмами возможны переходные, промежуточные образования [12].
Особое место занимают в теории В.П.Жукова идеи фразеологической переходности. По мере развития самой его научной теории идеи переходности тоже эволюционировали, обогащались новым содержанием, углублялись, становясь гармоничным элементом целостной концепции.
К указанной проблематике В.П.Жуков непосредственно обращается уже во второй период, в самом начале 60-х годов. В статье О смысловом центре фразеологизмов ученый, отстаивая незыблемость основных положений своей теории, вносит существенное уточнение в принципиальный вопрос о семантических свойствах компонентов. С одной стороны, фразеологизмы имеют целостное лексическое значение, так что составляющие элементы как бы растворяются в общем смысле фразеологизма. С другой стороны, компоненты многих фразеологизмов часто не полностью утрачивают смысловую связь с одинаково звучащим словом свободного употребления. Далее в статье иллюстрируются наиболее типичные случаи смысловой остаточности отдельных компонентов (от младых (молодых) ногтей, белые мухи, стреляный воробей, отбивать хлеб). Автор не дает пока строгой, сбалансированной типологии семантически значимых компонентов, построенной в соответствии с неким глубинным содержательным механизмом, он лишь очерчивает общие контуры, создает эскиз будущей компонентной теории. Наличие смыслового центра в составе многих фразеологизмов, — уточняет В.П.Жуков, — вызвано неравномерностью их лексикализации, то есть разной степенью затемнения значений слов, входящих в тот или иной фразеологизм [13].
К данной проблеме В.П.Жуков возвращается вновь в 70-е годы, переводя ее общелингвистическую плоскость изучения остаточных или приобретенных знаковых свойств компонентов. Особо подчеркивая, что степень семантической самостоятельности компонентов может быть самой различной — от едва уловимой до явно выраженной [14], автор намечает своеобразную шкалу семантической активности отдельных компонентов. Им отмечаются типовые случаи категориальной (закрывать глаза), деривационной (сыр-бор загорелся, забить ключом), стилистической (воротить нос), семной (краем глаза в и д е т ь, со всех ног б е ж а т ь), символической (капля в море) и лексической (от молодых ногтей, на скорую руку, находить общий язык) маркированности (знаковости) компонентов.
Мы коснулись только двух аспектов фразеологической переходности в научном наследии В.П.Жукова. В действительности идеи переходности в значительной степени определяют все его научное творчество. Достаточно назвать оригинальную семантическую классификацию фразеологизмов, разработанную исследователем [15], типологию фразеологических вариантов и синонимов и как следствие выделение явлений пограничного характера [16], разработку проблемы категориальной многозначности фразеологизмов [17] и т.д. Идеи переходности находят яркое воплощение и в паремиологической концепции ученого. Названные, а также другие аспекты теории фразеологической переходности нашли непосредственное воплощение в словарной деятельности ученого.
В творческом наследии В.П.Жукова особое место занимает научная критика и полемика. Влас Платонович прежде всего был умелым систематизатором научных идей [12, 18, 19].
Цельность лингвистической концепции В.П.Жукова в значительной степени обеспечивается методом фразеологической аппликации, который был создан и теоретически обоснован в докторской диссертации В.П.Жукова Фразеологизм и слово. Однако исходные, базовые положения этого метода были реализованы еще раньше — в работах В.П.Жукова конца 50-х — начала 60-х годов. Достаточно в этой связи указать на программную статью Соотношение фразеологической единицы и ее компонентов со словами свободного употребления [20]. В дальнейшем названный метод неуклонно воплощался в многочисленных статьях, монографиях и словарях В.П.Жукова, а также в работах его учеников и единомышленников.
Сущность метода фразеологической аппликации и характеристика различных аспектов его применения с наибольшей ясностью и четкостью изложены в итоговой монографии В.П.Жукова Русская фразеология. Метод состоит в условном наложении (аппликации) фразеологизма на эквивалентное свободное словосочетание с последующим соизмерением фразеологического значения с системой значений исходных лексем. Указанная процедура преследует одновременно несколько целей: а) определяет возможность или невозможность синхронического (или диахронического) противопоставления фразеологизма свободному словосочетанию такого же состава, т.е. самый факт налагаемости оборота; б) уточняет меру идиоматичности фразеологизма и лексико-семантические признаки и свойства компонентов; в) характеризует образность фразеологизма, его внутреннюю форму; г) устанавливает меру парадигматической, синтагматической и деривационной активности фразеологизма и отдельных компонентов и др. Метод фразеологической аппликации, — замечает В.П.Жуков, — соприкасается с компонентным анализом, с методом словарных толкований, так как при соизмерении компонента фразеологизма со словом приходится опираться на словесный состав развернутого определения соответствующего фразеологизма [21].
Комплексный учет признаков налагаемости, идиоматичности и мотивированности позволил несколько по-новому взглянуть на традиционную классификацию фразеологических единиц. В.П.Жуков выделяет пять основных типов фразеологизмов, так или иначе соответствующих двум разрядам устойчивых единиц в классификации В.В.Виноградова — фразеологическим сращениям и единствам. Первую группу составляют фразеологизмы, соотносимые с аналогичными свободными словосочетаниями, но на их фоне не дающие метафорического эффекта. Подобные фразеологизмы обладают целостным немотивированным значением (собаку съел, белая кость, брить лоб, подвести под монастырь, лить колокола и др.). В.П.Жуков называет их и д и о м а т и ч е с к и м и е д и н с т в а м и. Близко к ним стоит вторая группа фразеологизмов с целостным немотивированным значением, которые могут быть сопоставлены со своими словосочетаниями-прототипами лишь в историческом плане (бить баклуши, подпускать турусы на колесах, во всю ивановскую и др.). Они относятся к категории а р х а и з и р о в а н н ы х е д и н с т в. К третьей, основной группе относятся налагаемые мотивированные сильноидиоматичные обороты, дающие на фоне эквивалентных свободных словосочетаний метафорический эффект (бить мимо цели, белые мухи, бросать грязью, вдоль и поперек и др.). Они названы м е т а ф о р и ч е с к и м и
е д и н с т в а м и. Особое место в семантической классификации В.П.Жукова занимают фразеологизмы со смысловым центром. В подобных случаях один из компонентов в той или иной степени привносит в общее значение фразеологизма семантику исходного слова (под веселую руку в состоянии радостного возбуждения, на дружеской ноге в близких, приятельских отношениях и под.). Смыслообразующий компонент, — особо подчеркивает В.П.Жуков, — с о о т н о с и т с я (н о н е с о в п а д а е т) с соответствующим словом свободного употребления [22] (разрядка наша. — А.Ж.). Подобные единицы автор относит к четвертой группе неналагаемых мотивированных фразеологизмов с частично целостным значением. Наконец, пятую группу образуют устойчивые обороты, каждый из полнознаменательных компонентов в составе которых выполняет роль смыслового центра, являясь лексически маркированным (поднимать голос, находить общий язык, отбивать хлеб и некоторые др.). Это неналагаемые мотивированные фразеологизмы с общим аналитическим значением. Последние две группы оборотов названы ф р а з е о л о г и ч е с к и м и е д и н-с т в а м и.
Классификация В.П.Жукова, бесспорно, является более совершенной и гибкой, чем классификация В.В.Виноградова, хотя во многом опирается на последнюю. Большую эвристическую ценность классификации В.П.Жукова придает именно принцип налагаемости. Значительным шагом вперед является также возможность выделения переходных, промежуточных единиц.
В другой своей программной статье Об управлении при глагольных фразеологизмах русского языка В.П.Жуков, реализуя метод фразеологической аппликации, приходит к выводу, что нередко глагольный фразеологизм вступает в такие подчинительные отношения с другими словами, в которые не способен вступить ни один из его компонентов, взятых на правах самостоятельного слова вне фразеологизма. В подобных случаях фразеологизм совпадает в отношении управления со своим глаголом-идентификатором [23]. В качестве примера приводится оборот вставлять палки в колеса кому, управляющий дательным падежом существительного или другого субстантивированного слова со значением лица. Подобное управление совершенно не свойственно глаголу в его исходном употреблении и, следовательно, формируется под влиянием целостного значения фразеологизма.
Метод фразеологической аппликации имеет большое значение для паремиологических исследований. Это доказал прежде всего опыт самого В.П.Жукова — автора Словаря русских пословиц и поговорок, выдержавшего уже пять изданий. Так, одним из критериев разграничения пословиц и поговорок является способность названных единиц противопоставляться свободному предложению такого же лексического состава. Пословицы либо сочетают одновременно буквальный и переносный (образный) план (Чем бы дитя не тешилось, лишь бы не плакало), либо имеют только переносный план (Ср. Горбатого могила исправит). Поговорки в отличие от пословиц обладают только буквальным планом (Деньги дело наживное; Коса — девичья краса) [24]. Фразеологизмы лишены такой особенности: они не могут одновременно употребляться в буквальном и в переносном значении. Пословицы в силу своей двуплановости, а также поговорки и крылатые изречения, употребляющиеся в буквальном смысле, состоят из слов с вполне определенным самостоятельным значением, чего нельзя сказать о фразеологизмах, компоненты которых полностью или частично лишены семантической самостоятельности [25]. Промежуточное положение между пословицами и поговорками занимают пословично-поговорочные выражения, совмещающие признаки обоих типов паремий. Эти выражения характеризуются тем, что часть слов в их составе сближается или совпадает со словами свободного употребления, а другая часть (нередко реальные или потенциальные фразеологизмы) имеет фигуральное, переносное значение. Например, в выражении Пьяному море по колено первое слово имеет буквальное значение, а сочетание море по колено имеет фигуральный смысл [26].
Таким образом, метод фразеологической аппликации обладает значительной эвристической способностью, направленной на познание самых потаенных глубин фразеологизма, пословицы и поговорки, разных граней их содержания и формы.
В целом фразеологическая концепция В.П.Жукова представляет собой одно гармоничное целое, сплав фундаментальных теоретических и методологических идей, блестяще воплощенных в серии принципиально новых словарей. Одно из центральных мест в этой концепции занимает идея уровневой проницаемости фразеологизмов и их взаимодействия с другими единицами языка.

1. Жуков В.П. Дис. … канд. филол. наук. Л., 1953.
2. Жуков В.П. Дис. … д-ра филол. наук. Л., 1967.
3. Жуков В.П. Словарь русских пословиц и поговорок. М., 1966.
4. Жуков В.П. Семантика фразеологических оборотов. М., 1978.
5. Жуков В.П. Школьный фразеологический словарь русского языка. М., 1980.
6. Жуков В.П., Сидоренко М.И., Шкляров В.Т. / Под ред. В.П.Жукова. Словарь фразеологических синонимов русского языка. М., 1987.
7. Жуков В.П. Словарь русских пословиц и поговорок. Изд-е 4-е, испр. и доп. М., 1991.
8. Жуков В.П. Автореф. дис. ... канд. филол. наук. Л., 1953. С. 3.
9. Жуков В.П. Автореф. дис. ... д-ра филол. наук. Л., 1967. С. 4.
10. Жуков В.П. // Проблемы фразеологии. Исследования и материалы. М.-Л., 1964.
11. Жуков В.П. // Вопросы языкознания. 1975. № 6.
12. Жуков В.П. Русская фразеология. М., 1986. С. 5.
13. Жуков В.П. // Проблемы фразеологии. Исследования и материалы. М.-Л., 1964. С. 141.
14. Жуков В.П. // Вопросы языкознания. 1975. № 6. С. 41.
15. Жуков В.П. Русская фразеология. С. 80-89.
16. Жуков В.П. // Жуков В.П., Сидоренко М.И., Шкляров В.Т. Словарь фразеологических синонимов русского языка. М., 1987. С. 3-18.
17. Жуков В.П. Русская фразеология. С. 154-158.
18. Жуков В.П. // Вопросы языкознания. 1967. № 5.
19. Жуков В.П. Предисловие // Семантико-грамматические характеристики фразеологизмов русского языка. Л., 1978. С. 4.
20. Жуков В.П. // Филол. науки. 1962. № 3.
21. Жуков В.П. Русская фразеология. С. 48.
22. Там же. С. 85.
23. Жуков В.П. // Филол. науки. 1971. № 1. С. 50.
24. Жуков В.П. Словарь русских пословиц и поговорок. С. 11.
25. Там же. С. 10.
26. Там же. С. 12.



Назад

© Вестник НовГУ, 1998